Он за год шевельнул семь баб семь баб, Карл